Научные течения в этнологии XX в.

Более значимые теоретические основания имелись у многофункциональной школы в этнологии, сыгравшей важную роль в становлении науки в XX в. Сторонники функционализма (Бр. Малиновский, А. Радклифф-Браун) опирались на идеи неокантианства, отрицавшего познаваемость исторического процесса и принципно разделявшего гуманитарные и естественные науки. Не считая того, воздействие на новое течение оказала и установка на Научные течения в этнологии XX в. зание сути соц институтов, высказанная в работах Э. Дюркгейма и его последователей. Так, Люсьен Леви-Брюль (1857–1939) выдвинул теорию о господстве «дологического мышления» в сознании первобытного человека. Функционализм формировался также в критериях кризиса колониальной системы 20–30-х гг. XX в., когда речь уже не шла о значимой трансформации обычных обществ в Научные течения в этнологии XX в. колониях, а напротив, о сбережении их в прежнем состоянии, чтоб они могли служить опорой колониальным режимам.

Основоположником многофункциональной школы был британский исследователь Бронислав Каспер Малиновский (1884–1942), создатель работ «Туземцы Маилу» (1915), «Аргонавты западной части Тихого океана» (1922), «Научная теория культуры» (1944). Одна из вариантов этой теории принадлежит Альфреду Реджиналду Радклифф-Брауну (1881–1955), создателю Научные течения в этнологии XX в. работы «Структура и функции в простом обществе» (1952). Сущность концепции функционализма в этнологии сходна с принципами структурного функционализма в социологии: культура есть единое функционирующее целое, любая часть которого делает какую-либо функцию, актуально важную для целого. «Пережитков» в культуре не существует, всё, что в ней наличествует, имеет значение Научные течения в этнологии XX в. конкретно в реальном и для живой культуры; как и вообщем в культуре нет излишних, ненадобных составляющих.

Соц жизнь в трактовке функционализма получает биологическую расцветку: любая культура есть тип приспособления общества к природе, и смысл её функций в том, чтоб удовлетворять главные потребности. Потребности бывают последующих видов: базисные (в еде и т Научные течения в этнологии XX в..п.); производные (в рассредотачивании еды, разделении труда, защите, соц контроле); интегративные (в психической безопасности, социальной гармонии, наличии цели в жизни, наличии законов, моральных и религиозных норм). Так как каждый таковой тип приспособления уникален, то различия меж культурами не случайны, а функциональны, отражают не различные стадии развития, а принципно другие подходы Научные течения в этнологии XX в. к решению трудности приспособления. Более того, структуры разных локальных общностей взаимосвязаны и соединяются воединыжды в более большие общности: племя – целостность первого порядка, народы Африки – второго, колониальная Африка и империалистические метрополии – третьего порядка. Нарушение многофункционального деяния хоть какого из этих явлений может не только лишь убить отдельную культуру Научные течения в этнологии XX в., но повредить и всю целостность. Потому для представителей функционализма типично отрицательное отношение к хоть каким изменениям в классической структуре, которую они рекомендовали консервировать, изучая при всем этом не столько сами университеты (род, семью, инициацию), сколько их функции в обществе. Основное значение функционализма состоит в том, что в первый раз культура изучалась Научные течения в этнологии XX в. как целостное явление, оригинальное и типичное.

Существенное воздействие на развитие научного познания в США и возникновение новых мыслях сыграл Франц Боас (1858–1942), именуемый «отцом американской антропологии». «Школа Боаса» либо «американская школа исторической этнологии» отличалось отказом от всех обычных школ этнологии (эволюционизма, диффузионизма, функционализма), Боас призывал практически поновой создавать Научные течения в этнологии XX в. науку об этносах, отказавшись от неверных посылок и неправильных выводов прошлых школ. Целью новейшей «науки о человеке» Боас считал создание целостного представления об истории, которое можно получить только исследовав культуру каждого отдельного народа, не подменяя это исследование схематизацией и абстрактными выводами. Боас не опровергал возможность получения некоего общего познания, но призывал Научные течения в этнологии XX в. рассматривать явления в их историческом развитии, чтоб соблюсти осторожность в обобщении и не принять уникальный факт за типический, либо напротив.

Боас оказал большущее воздействие как на американских так и на забугорных учёных, не только лишь в теоретическом плане, да и в практическом сотрудничестве: так, из российских учёных с ним Научные течения в этнологии XX в. сотрудничали В.Г. Богораз-Тан и Л.Я. Штенберг; Боас оказал воздействие на становление в США этнопсихологической школы
(А. Кардинер, Р. Бенедикт) и культурного релятивизма (М. Херсковиц). Культурный релятивизм подчёркивал разрыв с хоть какой формой этноцентризма, подчеркивая несопоставимость различных типов культур и наличие культуре хоть какого народа собственной трудности Научные течения в этнологии XX в. и уникальности. М. Херсковиц (1895–1963) отделял понятие «культура» от понятия «общество»: общество – орг­а­н­и­з­о­ван­ный агрегат взаимодействующих индивидов, ведущих определённый стиль жизни, а метод поведения, ими выбираемый – это их культура. Херс­ко­виц ввёл понятие «инкультурации», под которой осознавал вхождение индивидума в определенную Научные течения в этнологии XX в. форму культуры, процесс, похожий с социализацией, да и хороший от неё.

Перемены в научной теории XX в. вызвали рождение структурализма
(А. Радклифф-Браун, Э. Эванс-Притчард, К. Леви-Строс). Структурализм – обширное научное течение в гуманитарном знании, впитавшее в себя ряд новых способов: моделирования, формализации и арифметики, частей семиотики Научные течения в этнологии XX в. и структурного способа. Культура в структурализме понимается как совокупа знаковых систем (язык, наука, искусство, мода), потому принципиально сначала узнать структуру связей меж ними.

Становление структурализма в этнологии связано с именованием французского исследователя Клода Леви-Строса (р. 1908), создателя работ «Элементарные структуры родства» (1949), «Печальные тропики» (1955), «Структурная антропология» (1958), «Первобытное мышление» (1962), «Мифологики» (тт. 1–4, 1964-1981). Уже в Научные течения в этнологии XX в. первой из нареченных работ Леви-Строс принципно выступает против мыслях французской социологической школы, сначала, против Э. Дюркгейма с его известной работой «Элементарные формы религиозной жизни», и против теории Л. Леви-Брюля. Исследовав этнические группы краснокожих Латинской Америки с устойчивой социальной структурой и истолковав имеющиеся в их формы Научные течения в этнологии XX в. брака, номенклатуру родства, тотемические обозначения, ритуалы и мифологические представления как семиотические (знаковые) системы, Леви-Строс показал, что, невзирая на собственный конкретно-эмоциональный нрав, мифологическое мышление способно к обобщению, систематизации и логическому анализу. Научный анализ мифа позволил выявить неизменные структуры, остающиеся такими невзирая на временные конфигурации, и показал, что меж мышлением Научные течения в этнологии XX в. первобытного и цивилизованного человека не принципного различия. Нельзя считать первобытное мышление более примитивной и неразвитой формой, чем современное. Как следует, несостоятельным является и хоть какое учение об умственном приемуществе одних рас либо цивилизаций над другими.

Структурализм выступает также с критикой исторического подхода: рассмотрение явлений в их развитии, вне Научные течения в этнологии XX в. сомнения, упрощает осознание их генезиса и помогает узреть разные стадии – зато, в противовес, мешает осознать суть самой структуры. Потому внимание исследователя должно быть перенесено на исследование устойчивых структур (языка и т.д.), коллективных представлений, где показываются безотчетный нрав ряда соц явлений. Эти идеи Леви-Строса отчасти совпадают с мыслями Научные течения в этнологии XX в. психотерапевта К.Г. Юнга о мифологических «архетипах», составляющих содержание коллективного безотчетного; но, в отличие Юнга, Леви-Строс гласит не о соотношении подсознательного и сознательного, но о соотношении природы и культуры, не о психических, но о логических противопоставлениях. Тем, структурализм изучит этносы как, условно говоря, постоянные системы, что позволяет обширно использовать Научные течения в этнологии XX в. математические способы исследования – так же, как это делается в социологии.

Не считая того, в 1960-х гг. возрождаются эволюционистские тенденции – в качестве неоэволюционизма (Дж. Стюарт, Дж. Мёрдок, Л. Уайт, М. Харрис).

В США переиздают «Древнее общество» Л.Г. Моргана и начинается переоценка его мыслях. Неоэволюционисты противостоят воззрению о непознаваемости мира Научные течения в этнологии XX в. и о бессмысленности рассматривать общество в процессе его развития – эти положения и роднят их с эволюционизмом. Отличие от эволюционизма заключается сначала в том, что прогресс не считается сейчас всеобъятным и однонаправленным. История общества – сумма многолинейно развивающихся замкнутых систем, схожие условия развития порождают и схожие формы обществ. Неоэволюционисты не стараются Научные течения в этнологии XX в. найти всеобщих законов развития, допуская появление новых свойств релятивистки, в рамках отдельной полосы развития. Неоэволюционисты признают особенности развития различных обществ, но обращают свое внимание на то, что меж обществами есть и совпадения, которые нельзя разъяснить ни заимствованием, ни случайностью.

Российская этнология

Развитие российскей этнологии отличалось рядом специфичных моментов. Подготовительный шаг скопления этнографических Научные течения в этнологии XX в. познаний в Рф начался примерно с XV в., после путешествия Афанасия Никитина
(?–1474/75) в Индию. Расширение местности Русского страны на восток, начиная с XVI в., и выход в XVII в. к Тихому океану, предназначил необходимость исследования новых территорий и их населения. В XVIII в. проводятся 1-ые научные экспедиции, в Научные течения в этнологии XX в. том числе в Сибири: к примеру,
1833–1843 гг. – 1-ая академическая экспедиция, разделённая на три отряда (Д.Я. и Х.П. Лаптевы, В.И. Беринг, Г.Ф. Миллер).

В XIX в. наступает научный шаг, становление которого связано с деятельностью Российского географического общества, сделанного в 1845 г. и имеющегося до настоящего времени (1877 г Научные течения в этнологии XX в.. – открыт филиал в Омске). РГО находилось под покровительством императорской фамилии, потому получало не плохое финансирование и выпускало издания, как научные не просматривавшиеся цензурой (при всем этом членами РГО на местах нередко были политические ссыльные, занимавшиеся исследованием местных народов). В РГО было отделение этнографии, которое организовывало бессчетные экспедиции в районы Научные течения в этнологии XX в. Сибири, Далекого Востока, Центральную Азию и Китай. Деятельность главы этнографического отделения РГО с 1848 г. Н.И. Надеждина (1804–1856) была ориентирована на исследование конкретно российского народа, а не только лишь туземцев: в 1849 г. им был изготовлен доклад «Об этнографическом исследовании народности русской». В 1863 г. возникает также Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии Научные течения в этнологии XX в. при Столичном институте, вдохновителем которого выступил
Д.Н. Анучин (1843–1923).

В методологическом плане в дореволюционной российской этнографии преобладал эволюционизм. Правда, обилие материала принуждало российских исследователей критически относиться к неким положениям эволюционизма: так, М.М. Ковалевский (1851–1916) остерегал от лишнего доверия способу «пережитков», говоря об угрозы принять за «пережитки Научные течения в этнологии XX в.» обычаи, показавшиеся в другое время и при других обстоятельствах. Обширное исследование народов Далекого Востока, также парадокса шаманизма предпринял Л.Я. Штенберг (1862–1927). Начавшийся отход от эволюционизма (как и во всём мире) был приостановлен тяжёлыми событиями в истории страны.

В русский период этнография, как и все науки, должна была перейти на базу Научные течения в этнологии XX в. марксистко-ленинской методологии. Сначало в этом не было принципного перелома, как так как по ряду положений марксизм был близок эволюционизму («Древнее общество» Моргана прямо воздействовало на формирование теории эволюции семьи и генезиса страны у Маркса и Энгельса), так и так как в 20-е гг. XX в. марксистско-ленинской методологии как такой Научные течения в этнологии XX в. не сложилось. Необходимость проведения государственной политики в СССР делала существование этнографии принципиальным для русской власти.

С 1930-х гг. в русской этнографии начинает распространяться сталинская концепция наций. В связи с постепенным отходом от идеи «мировой революции», Сталин был обязан поменять и представления о цивилизации, каким его поддерживал Ленин. Для Ленина Научные течения в этнологии XX в. классовая солидарность была безусловно более принципиальной, чем государственная, цивилизации он считал надстроечными образованиями, способствовавшими удержанию рабочего класса под гнётом определенной буржуазии. Сталин принял тот факт, что национальное сознание содействует большей политической стабильности, и признал за цивилизациями необыкновенную роль в историческом процессе, в том числе и возможность повлиять на базис Научные течения в этнологии XX в.. Сталиным была выдвинута теория шагов формирования цивилизации (племя – народность – цивилизация).

Взлёт теоретической мысли в русской этнографии произошёл
в 60–80-е гг., на базе марксизма, появляются теория этнических процессов и теория этносов, уделялось огромное внимание этногенезу и этнической истории, публикуются обобщающие труды («Народы мира», «Страны и народы»). Особенный Научные течения в этнологии XX в. вклад в это развитие внёс Ю.В. Бромлей (1921–1990).

В 90-е гг. происходит освобождение российскей этнологии от воздействия русской идеологии, вышло теоретическое обновление науки. Формируются новые концепции этнической истории, интегрирующие современные подходы западной науки.

2. 5. Контрольные вопросы

1. Назовите главные особенности донаучного шага этнологических познаний.

2. Каковы предпосылки становления этнологии как науки?

3. В чём суть Научные течения в этнологии XX в. способа «пережитков» Э. Тайлора?

4. Каковы базисные положения эволюционизма?

5. Назовите базисные положения диффузионизма.

6. Какую роль в становлении современной этнологии сыграл Ф. Боас?

7. Охарактеризуйте теорию К. Леви-Строса и суть структуралистского подхода.

8. Назовите главные отличия неоэволюционизма от эволюционизма.

Лекция 3. Главные теоретические подходы
к интерпретации этничности и цивилизации

Примордиализм

Сначала 1970-х гг. в науке разворачивается Научные течения в этнологии XX в. дискуссия вокруг осознания этничности. Энтузиазм к этому парадоксу был связан с конфигурацией ситуации в мире: распадом колониальной системы, образованием новых стран и обострением межэтнических отношений. Теоретические построения, показавшиеся до начала дискуссии и сделанные в процессе её, принято сводить к трем подходам, к осознанию этнического парадокса – примордиалистскому, инструменталистскому и Научные течения в этнологии XX в. конструктивистскому.

В теориях примордиалистского подхода выделяют два направления – социобиологическое (Л.Н. Гумилёв)иэволюционно-историческое (Ю.В. Бромлей). Сторонники первого направления рассматривают этничность как беспристрастную данность, изначальную (либо примордиальную, т.е. извечную) характеристику населения земли. Они разъясняют этничность при помощи эволюционно-генетических мыслях, интерпретируя её как «расширенную родовую группу». П. Ван Научные течения в этнологии XX в. ден Берг писал в 1981 г.: «С прогрессивным ростом размера человечьих обществ границы этноса становились обширнее, связи родства соответственно размывались… Но потребность в коллективности более широкой, чем конкретный круг родственников на базе био происхождения, продолжает находиться даже в современных массовых промышленных обществах».

Примордиалисты подчеркивают в этничности глубокую аффективную привязанность людей Научные течения в этнологии XX в.. В социальной психологии это явление именуется аффилиацией, т.е. потребностью в принадлежности к группе. Понятие аффилиации плотно сплетено с понятием идентификации (от средневекового латинского термина identifico – отождествляю). В психологии этот термин ввел З. Фрейд для обозначения чувственного самоотождествления личности с другим человеком либо группой людей – например, семьёй либо этносом Научные течения в этнологии XX в.. Л.Н. Гумилёв (1912–1992) называл это чувство «комплиментарностью» – подсознательным чувством обоюдной симпатии и общности людей. Конкретно на базе комплиментарности происходит деление людей на «своих» и «чужих». Чувство комплиментарности основывается, в свою очередь, на очень реальных и осязаемых различиях меж этносами. Эти различия формируются в итоге приспособления этносы к тому Научные течения в этнологии XX в. ландшафту, в границах которого он проживает. Проживая в собственном ландшафте, члены этноса могут приспособиться к нему, только изменяя своё поведение, усиливая какие-то специальные правила поведения – стереотипы (либо исторические традиции). Усвоенные стереотипы составляют основное отличие членов 1-го этноса от другого.

Л.Н. Гумилёв подчёркивал, что в истории этносов временами на Научные течения в этнологии XX в. определённых участках Земли идёт абсолютная ломка, когда старенькые этносы исчезают и возникают новые. Таким макаром, этническая история состоит из «начал» и «концов». Так как этнос – био организм, огромную роль в его формировании имеет процесс мутации (мутагенез) – неожиданного конфигурации генофонда живых созданий, наступающего под действием наружных критерий в определённом Научные течения в этнологии XX в. месте и в определённое время. Если показавшиеся признаки увеличивают жизнеспособность этноса, то они повсевременно воспроизводятся и закрепляются в потомстве на долгие и длительные годы. Если это не так – носители их вымирают через несколько поколений. Таким макаром, начало этногенеза Гумилев связывал с развитием мутации, вследствие которой возникает особенное качество у Научные течения в этнологии XX в. некой группы людей – пассионарность либо тяга к действию. Пассионарии отличаются от других людей тем, что могут копить энергию в собственном организме и потом перераспределять её в каком-либо направлении. К примеру, вкладывают свою сверхизбыточную энергию в компанию и управление единоплеменниками, вырабатывают новые стереотипы поведения, навязывают их всем остальным и делают, таким Научные течения в этнологии XX в. макаром, новый этнос, весомый для истории.

Возникнув, этнос проходит в собственном развитии ряд закономерных фаз: 1 фаза – пассионарный подъем этноса, вызванная пассионарным толчком. Из непохожих субэтнических групп создается спаянная пассионарной энергией целостность, которая расширяется и подчиняет территориально близкие народы. Так появляется этнос, а группа этносов в одном регионе делает Научные течения в этнологии XX в. суперэтнос. Например, Византия, существовавшая с I в. н.э. до XV в., состояла из греков, египтян, сирийцев, грузин, армян и славян. Длительность жизни этноса от момента толчка до полного разрушения около 1500 лет. 2 фаза – акматическая – это больший подъём пассионарности, связанный со рвением людей не создавать целостности, а «быть самими собой Научные течения в этнологии XX в.». В истории эта фаза сопровождается внутренним соперничеством и резнёй, в связи с чем ход этногенеза тормозится. Потом следует 3-я фаза – фаза надлома – вследствие физического истребления пассионарный заряд этноса сокращается. Но спаду пассионарности соответствует наружный расцвет культуры. Кончается эта фаза кровопролитием, т.к. система выбрасывает из себя излишнюю пассионарность и в обществе восстанавливается Научные течения в этнологии XX в. видимое равновесие. Наступает последующий шаг – инерционная фаза – этнос живойёт по инерции, благодаря приобретённым ценностям. Вновь идёт обоюдное подчинение людей друг дружке, происходит образование огромных стран, скопление вещественных благ. Равномерно пассионарность иссякает, ведущее положение в обществе занимают субпассионарии – люди с пониженной пассионарностью, которые стремятся убить неспокойных пассионариев. Это фаза Научные течения в этнологии XX в. обскурации. После того, как субпассионарии убьют всё ценное, оставшееся от геройских времен, наступает фаза мемориальная – последняя в этногенезе, когда этнос сохраняет только память о собственной исторической традиции. Потом исчезает и память, приходит время гармонии с природой – гомеостаза – когда люди предпочитают филистерский покой величавым замыслам. Пассионарности хватает людям лишь на Научные течения в этнологии XX в. то, чтоб поддерживать налаженное праотцами хозяйство. Если происходит новый пассионарный толчок, то старенькый этнос уже не возрождается, а создается новый.

Представители эволюционно-исторического направления при­мо­р­ди­ал­и­ст­ск­ого подхода рассматривали этносы как социальные, а не био общества, глубинно связанные с социально-историческим контекстом. Это Научные течения в этнологии XX в. реально имеющиеся группы с присущими им чертами – языком, культурой, идентичностью (самосознанием), отличающими их от других групп. Это направление в теории этноса являлось доминирующим в мировой науке до 1960–70-х гг., а в российскей науке оно было и совсем единственным до начала 1990-х гг., лучшим образом выраженным в работах Юлиана Владимировича Научные течения в этнологии XX в. Бромлея (1921–1990).

Ю.В. Бромлей трактовал этнос как «исторически сложившуюся на определенной местности совокупа людей, владеющих общими, относительно размеренными особенностями культуры и психики, также сознанием собственного единства и отличия от всех других схожих образований, фиксированным в самоназвании (этнониме)».

Исходя из убеждений Ю.В. Бромлея, формирование каждого этноса обуслов-
лено конкретными контактами входящих Научные течения в этнологии XX в. в него людей. Это, обычно, может быть только в этом случае, если люди живут по соседству, т.е. на одной местности, и молвят на одном языке. Общность языка и общность местности выступают, таким макаром, сначала как условия формирования этноса. Общность местности способствует самовоспроизводству этноса; она обеспечивает развитие хозяйственных и Научные течения в этнологии XX в. других видов связей меж членами этноса. Природные условия этой общей местности оказывают влияние на жизнь людей, отражаясь в неких особенностях их хозяйственной деятельности, культуры, быта и ценностно-нормативных систем. С другой стороны, целостность местности не является неотклонимым фактором следующего воспроизводства этноса. Часть этноса, переселившаяся на другую местность, может Научные течения в этнологии XX в. ещё существенное количество времени сохранять свои культурные особенности, язык и этническое самосознание: к примеру, украинцы в Канаде либо российские старообрядцы в Орегоне и Пенсильвании.

Очень тесноваты связи этноса с языком, который является не только лишь условием формирования этноса, да и итогом этногенеза. Язык выступает, по воззрению Бромлея, одним из важных Научные течения в этнологии XX в. беспристрастных параметров этноса и эмблемой этнической принадлежности. Но не следует абсолютизировать характеристики языка как признака этноса. Дело в том, что в мире языков насчитывается на порядок больше, чем этносов. В текущее время на Земле понятно около 10 тыс. языков, число относительно изученных этнических общностей колеблется в границах 2,2-2,4 тыщи, и существует всего Научные течения в этнологии XX в. около 200 государственных стран.

Посреди специфичных черт этноса Ю.В. Бромлей называл этнически окрашенные элементы вещественной и духовной культуры: обычаи, ритуалы, народное искусство, религию, нормы поведения. Культурное единство членов этноса также неразрывно связано с особенностями их психики, проявляющейся, а именно, в колерах их нрава, специфике ценностных ориентаций, вкусов
и т Научные течения в этнологии XX в..п.

Главным признаком этноса Ю.В. Бромлей считал этническое самосознание либо, как на данный момент принято гласить, этническую идентичность. Этническое самосознание – это понимание членами этноса собственного группового единства, которое выражается в наличии самоназвания – этнониме. Самосознание членов этноса вроде бы фокусирует представления об общности местности (родной земли Научные течения в этнологии XX в.), языка (родного языка), отличительных особенностях культуры и психики, также о некий общности происхождения и исторических судьбах входящих в него людей. Увлекателен вывод, к которому приходит Ю.В. Бромлей: «Укрепление этнического самосознания обычно смешивается со рвением этноса к своей социально-территориальной (в том числе – гос) организации, которая также обеспечивает устойчивое существование Научные течения в этнологии XX в. этноса, сохранение многих из нареченных выше частей и, сначала, – территориального единства». Практически, то, что Бромлей именует «укреплением этнического самосознания», в современное время именуют национализмом.

В предложенном Ю.В. Бромлеем определении представлены все свойства, которые были бы применены для описания ускользающей этнической действительности, но не было только 1-го – самой этнической Научные течения в этнологии XX в. субстанции. Как констатировал С. Чешко, «все перечисленные атрибуты этноса представляют собой самостоятельные социальные явления». От того, что перечислены все характеристики этноса, мы никак ещё не получаем представления о сути этноса, напротив, даже больше запутываемся во обилии черт.

Современными примордиалистами являются философы, специализирующиеся исследованием наций и национализма, к которым Научные течения в этнологии XX в. относиться Рамазан Гаджимуратович Абдулатипов, заявляющий, что «человека без национальности нет. … Другое дело, что био принадлежность к цивилизации вроде бы обрамляется элементами государственной культуры, традиций, воспитания». Абдулатипов уверен в том, что «абсолютно только существование цивилизации, этноса, а всё остальное относительно».

Инструментализм

Инструменталистский либо ситуационный подход.В 1970-е гг. в США в связи с необходимостью Научные течения в этнологии XX в. разъяснений массовых этнических и расовых движений начали появляться новые концепции этничности. Теория «плавильного котла», которая представляла «ассимиляторское» направление в оценке этнических взаимодействий, стала заменяться концепцией «салата», в каком при общей смеси сохраняется каждый ингредиент (составляющая). Н. Глейзер и
Д. Мойнихен трактовали этническую группу как общность, объединяемую интересами Научные течения в этнологии XX в., а этничность – как средство для заслуги групповых интересов, мобилизации в политической борьбе. Отсюда этот подход к осознанию этничности именуют ещё и мобилизационным. Сторонники этого подхода разъясняют сохранение этнических групп потребностями людей в преодолении отчуждения, соответствующего для современного общества массовой культуры, потребительских ценностей и прагматизма. В некой мере эти Научные течения в этнологии XX в. разъяснения согласуются с теорией аффилиации и компенсаторных потребностей. Политический психолог Дж. Дэвис писал о потребностях, которые побуждают людей к равенству и достоинству. Этническая группа способна поддержать людей в реализации таких потребностей, мобилизовать на их воплощение.

Этническую мобилизацию разъясняют также потребностью в изменении социальной стратификации – стремлении подняться в высшие слои общества, в разделении Научные течения в этнологии XX в. рынка, зачем требуется роль во власти.

Инструменталистский подход, но, так же не сумел ответить на вопрос: в чём природа этничности? Почему этничность сохраняется, даже если она не даёт вещественных выгод?

Конструктивизм

Согласно представителям конструктивистского подхода, на базе дифференциации культур формируется некоторое «этническое чувство», которое в основном является продуктом деятельности писателей Научные течения в этнологии XX в., ученых, политиков, создающих надлежащие их интересам представления, доктрины и концепции. Обширное распространение образования и сми позволяет передавать эти идеи самым широким массам. Главную роль в мобилизации членов этнической группы на коллективные деяния во имя политических либо соц целей играют фавориты, которые часто преследуют собственные цели и совершенно не Научные течения в этнологии XX в. всегда выражают волю народов. Этнос не рождается и не возникает беспристрастно – он конструируется.

Корифеи конструктивизма на Западе – Бенедикт Андерсон, Р. Бурдье, Энтони Д. Смит, Эрнест Геллнер и Эрик Дж. Хобсбаум.

Собственный вклад в развитие конструкивистской парадигмы занесли западные марксисты – Иммануэль Валлерстайн (род. 1930) и Этьен Балибар (род. 1942).

Главная мысль Валлерстайна Научные течения в этнологии XX в. заключается в том, что капитализм как интернациональная система разделения труда сложился ранее, чем национальные капитализмы и национальные страны. Конкретно формирование буржуазной миросистемы вызвало к жизни и национальные рынки в их сегодняшнем виде, и национальные страны евро типа, сложившиеся к концу XVII в. В собственных рассуждениях Валлерстайн идёт ещё Научные течения в этнологии XX в. далее и гласит, что в итоге формирования мировой капиталистической системы (мира-экономики) и для обозначения её иерархиезированных уровней и были созданытакие социальные конструкты, как «раса», «нация» и «этническая группа».

На уровне территориального рассредотачивания труда, выраженного в противопоставлении «центра» и «периферии», «метрополии» и «колонии», формируется категория «расы». На уровне политической структурализации Научные течения в этнологии XX в. мировой системы появляется категория «нации». Причём образование страны (имеется ввиду национальное суверенное правительство) предшествовало образованию наций, хотя миф, утверждающий оборотное, обширно распространён. На данный момент существование украинской и белоруской наций ни у кого не вызывает сомнения, но сначала XX в. они существовали исключительно в разумах идеологов так Научные течения в этнологии XX в. именуемого «национально-освободительного движения», и только с обретением независимости Украины и Белоруссии после распада Русской империи, эти цивилизации стали реальностью.

Исходя из убеждений Валлерстайна, концепт «нации» был призван легитимировать власть в государстве, но у него оказался «побочный эффект». Знамёна цивилизации стали использовать оппозиционные движения, которые получили заглавие национализма. Южноамериканский исследователь Научные течения в этнологии XX в. задаётся вопросом: почему образование определенного суверенного страны должно привести к возникновению цивилизации? Государствам не хватает сплочённости. В один прекрасный момент общепризнанные суверенными, страны нередко сталкиваются как с междоусобицей снутри, так и с злостью снаружи. Только с ростом государственного самосознания населения понижается возможность этих угроз. Правительствам, так же как Научные течения в этнологии XX в. и разным группам населения, прибыльно развитие подобного самосознания населения. Правительству оно прибыльно, т.к. общее национальное самосознание содействует унификации управления, которая наращивает эффективность проводимой политики. Не умопомрачительно, что многие национальные страны стремятся либо уже имеют унитарное административное устройство. Самый приятный пример тому – Франция. Разные группы населения также оказываются заинтересованными в государственном самосознании Научные течения в этнологии XX в. и в цивилизации, т.к. одни группы на этой базе употребляют механизмы законной гос власти для отстаивания собственных интересов вне страны либо в его отдельных регионах (предприниматели). Другие – предпочитают использовать националистические настроения для легитимации собственных девизов (региональная политическая и финансовая элита).

Политическая надстройка мира-экономики тоже структурирована Научные течения в этнологии XX в.. Это не обычное собрание так именуемых суверенных стран, а иерархичная система со размеренным порядком, который, все же, способен изменяться. Наличие либо отсутствие цивилизации определяет место страны в занимаемой политической иерархии. Для страны не представлять собой цивилизацию значит невозможность поменять своё положение в этой иерархии. Кроме государственной категории на Научные течения в этнологии XX в. положение страны в иерархии миро-экономики оказывает влияние к тому же категория расы, которая показывает на принадлежность данного страны к определенной экономической зоне – «центру» либо «периферии».

На микроуровне миро-экономики, уровне каждого отдельного страны, И. Валлерстайн выделяет ещё одну категорию – категорию «этнической группы», т.к. страны обычно представляют собой одну Научные течения в этнологии XX в. цивилизацию и огромное количество этнических групп. «Капиталистическая система базируется не просто на противоречии капитал-труд, но на сложной иерархии снутри сектора «труд»». Валлерстайн именует этот парадокс «этнизацией» рабочей силы, который выражается в том, что этнические группы имеют неравные способности при выборе профессии: у одних этот выбор обширнее, у Научные течения в этнологии XX в. других – уже. Как отмечает исследователь, этническое разделение видов деятельности имеет свои плюсы, т.к. разные типы производства требуют разных норм поведения рабочей силы. Эти нормы не передаются по наследию, им «научаются» в процессе социализации, который протекает при участии семьи, школы и, естественно, страны. Последние стараются не афишировать своё роль в Научные течения в этнологии XX в. этом процессе, т.к. это противоречит принятой концепции государственного равенства. Потому разная социализация преподносится в качестве «добровольного» поведения групп, защищающих свою идентичность. Это обеспечивает легитимацию иерархической действительности капитализма, которая не противоречит формальному равенству перед законом. «Вся соль, – пишет Валлерстайн, – заключается в последующем: этничность либо же институт национальности разрешает одно Научные течения в этнологии XX в. из главных (базисных) противоречий капитализма – одновременное рвение к равенству в теории и неравенству на практике, что происходит средством усвоения склада ума мирового рабочего класса».

Почти во всем в собственных теоретических построениях Валлерстайн отталкивается от истории и действительности США, где этнические группы сохраняли обособленность, переходившую тотчас в сегрегацию. Нередко это приводило Научные течения в этнологии XX в. к дискриминации этнических меньшинств, оказавшихся на нижних этажах в публичном разделении труда.

Другой, более узнаваемый марксист-конструктивист, французский философ Этьен Балибар (род. 1942), ученик и соавтор Луи Альтюссера, вроде бы дополняет мысли Валлерстайна. Балибар начинает с рассмотрения истоков формирования наций. Национальное правительство либо государство-нация, формируясь в позже средневековье, поглотило ряд Научные течения в этнологии XX в. критерий тех пор: появился институт муниципальных языков, хороших от сакральных языков духовенства и местных диалектов; абсолютная монархия повлияла на формирование валютных монополий, административную и налоговую централизацию. Это не был линейный процесс, проект государства-нации соперничал с другими проектами, с такими, как транснациональные политико-торговые сети, сосредоточенные вокруг 1-го либо Научные течения в этнологии XX в. нескольких городов (Ганза, Североитальянские городка); но более сильным и конкурентоспособным был имперский проект страны.

Существовали и различные буржуазии, связанные с различными секторами эксплуатации ресурсов мировой экономики, которые колебались меж несколькими формами страны, но в итоге одолела буржуазия, ставшая в последствии «национальной». Эта буржуазия испытывала потребность во Научные течения в этнологии XX в. внутреннем и наружном использовании вооруженных сил имеющихся стран, ей предстояло подчинить крестьянство новенькому экономическому строю для того, чтоб перевоплотить сельскую местность в рынки для сбыта фабричных продуктов и источник свободной рабочей силы. Таким макаром, становление государственных стран и формирование наций Балибар впрямую связывает с классовой борьбой.

Донациональные муниципальные аппараты стремились к своим Научные течения в этнологии XX в. целям, к примеру династическим, и по мере продвижения к своим целям производили на свет элементы грядущего государственного страны – невольно национализировались сами и начинали национализировать общество. Выражалось это в возрождении римского права, меркантилизме, формировании доктрины «государственного интереса». Эти новые элементы нарастали, пока не достигнули «порога необратимости» и этот «порог» – середина Научные течения в этнологии XX в. XVI в. Эта пора соответствует развитию рыночных структур, классовых отношений и процессу колонизации, соответствующих для современного капитализма в виде «мировой экономики». В связи с этим, Э. Балибар отмечает, что «всякая современная «нация» представляет собой продукт колонизации: она всегда была колонизующей либо колонизованной, а время от времени Научные течения в этнологии XX в. и то и другое». Сходу всплывает пример Русской империи, которая имела свои внутренние колонии, и в то же самое время являлась объектом колонизации со стороны европейских народов (немцы) и евро капитала.

Таким макаром, процесс формирования наций представляет собой комбинацию разновременных исторически сложившихся политико-экономических институтов, которые буржуазия использовала в собственных интересах Научные течения в этнологии XX в., что привело к «национализации» общества и формированию государства-нации. Следую


nauchnie-metodi-ispolzuemie-v-ekonomicheskoj-geografii.html
nauchnie-napravleniya-izucheniya-zaikaniya-v-istoricheskom-i-sovremennom-aspektah.html
nauchnie-nauchno-populyarnie-trudi-esse-i-publicistika.html